Оставить заявку
22.04.2014

Постановление Пленума ВАС РФ о свободе договора и ее пределах представляется значимым потому, что оно носит в значительной мере концептуальный характер и может дать импульс к дальнейшему развитию правосудия, несколько отличному от общей сложившейся практики.

Основная мысль Постановления – далеко не новая идея о том, что «в коммерческих отношениях свобода соглашений должна быть максимальной». Она может быть ограничена только лишь прямым и недвусмысленным запретом регулировать какие-либо отношения иным образом, отличным от установленного нормой, либо если смысл и цель правового регулирования указывают на то, что иное регулирование может повлечь нарушение прав и законных интересов третьих лиц или публичных интересов.

Общие границы свободы договора устанавливает ст. 421 ГК РФ. В пункте 4 указанной статьи сказано, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Исходя из приведенных положений в арбитражной практике к диспозитивным относили те нормы, которые содержали в себе оговорки «если иное не предусмотрено соглашением сторон» либо «если иное не предусмотрено законом или до говором». Только такие нормы, с точки зрения судов, могли свободно изменяться, уточняться либо вовсе исключаться в отношениях сторон. Все остальные нормы, не содержащие приведенных оговорок о возможности соглашения об ином, как правило, рассматривались судами как императивные, которые не могли быть изменены по соглашению сторон в соответствии с первым предложением п. 4 ст. 421 ГК РФ.

Интересным в Постановлении является то, что ВАС РФ указывает на недопущение нарушения баланса интересов сторон, а также предусматривает возможность заключения «нестандартных» сделок.

Большая часть Постановления посвящена так или иначе недопущению злоупотреблениям правами: правами доминирующей стороны, правом на заявление намерения о расторжении договора, последствием которого является неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора.

Также устанавливается право сторон на осуществление зачета между договаривающимися сторонами о прекращении неоднородных обязательств и/или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и пр., право сторон на заключение непоименованного договора, а также право на использование «примерных условий» или стандартной документации.

В таких видах сделок, как лизинговые или договоры поставки с крупными ретейловыми сетями, новое Постановление позволит укрепить позицию лизингополучателя/поставщика. Поставщик и лизингополучатель, заключая договор (за редким исключением), не могут внести в договор какие-либо корректировки, позволяющие оградить этих лиц от достаточно жестких условий договора. При попытке оспаривания таких положений в суде, как правило, любое исковое заявление или довод разбивались о камень «свободы договора». Дополнительно к прочим условиям, устанавливающим ответственность слабой стороны со стороны диктующей (ответственность за использование вне пределов установленного/согласованного графика, ответственность за приобретение полисов страхования, отклоняющихся от установленного в тексте договора количества страховых рисков, или выбор иной страховой компании, нежели указывает лизингодатель), почти все договоры содержат условия о штрафных санкциях за досрочное расторжение договора. Новая позиция ВАС РФ, отраженная в Постановлении, позволяет данную практику сделать не столь однозначной. Так, ВАС РФ отметил, что «с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора».