Оставить заявку
13.09.2016
Анастасия Лухманова

Преследуя цель прекращения практики уклонения от налогов путем ликвидации организации с использованием ускоренной процедуры банкротства, государство на законодательном уровне поддержало налоговые органы.

После увеличения срока предъявления требований в реестр кредиторов для ФНС России  и появления судебной практики по взысканию задолженности по налогам с руководителя, интерес к такого рода банкротствам будет утрачен и, возможно,  приведет к сокращению их числа.

В большей мере вышеупомянутые новеллы затрагивают интересы руководителей, являющихся единоличным исполнительным органом.  Общие принципы работы единоличного исполнительного органа как добросовестность и разумность действий  предусмотрены в  ст. 53  Гражданского Кодекса РФ,  если будет доказано обратное, согласно нормам  ст.53.1 ГК РФ,  руководитель должен быть привлечен к ответственности.

Недобросовестными будут признаны действия руководителя, если:

  • при наличии фактической заинтересованности в совершении сделки, руководитель скрывал  наличие конфликта между  интересами юридического лица и его личными интересами;
  • руководитель скрывал информацию о совершенной сделке от участников юридического лица или предоставил искаженную (недостоверную) информацию о характере и условиях сделки;
  • руководитель совершил сделку без одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом;
  • после прекращения своих полномочий не передал документы, имеющие отношение к обстоятельствам совершения сделок или любым другим обстоятельствам, повлекшим неблагоприятные последствия.

Возникновение неблагоприятных последствий часто сопутствует риску предпринимательской деятельности, поэтому доказыванию подлежит тот факт, что своими действиями руководитель намеренно довел компанию до банкротства (п.2 ст. 3, ст. 224 Закона о банкротстве).

Необходимо отметить, что при смене руководителя ответственность не переходит – каждый отвечает за свои действия на руководящем посту. Но руководитель не может быть привлечен к ответственности, если его действия или бездействия не выходили за пределы обычного делового предпринимательского риска (п. 1 ПП ВАС №62 от 30.07.2013 года «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица).

В новой редакции Закона о банкротстве предусмотрены санкции для руководителя,  совершившего правонарушение, и чьи виновные действия привели к банкротству организации, при наличии большой  (более 50% от всех требований, включенных в реестр) задолженности перед налоговым органом, у конкурсного управляющего имеются все основания подавать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Еще одним основанием для привлечения к субсидиарной ответственности является неисполнение руководителем обязанности по самостоятельной подаче заявления о банкротстве в  месячный срок,  установленный ст. 9 Закона о банкротстве. Пропуск данного срока  влечет  и привлечение к ответственности, и наложение штрафа, согласно ч.5  ст. 14.13. КоАП 

Следует отметить, что самостоятельно заявить о банкротстве организации руководитель обязан, если имеется  задолженности по заработной плате и выходным пособиям более трех месяцев,  а также недостаточно имущества, и в  наличии  признаки неплатежеспособности (признаки неплатежеспособности указаны как в ст. 9 , так в абз.35 и абз.36 ст. 2 Закона о банкротстве).

Привлечь руководителя к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления должника можно только по обязательствам, которые возникли по истечении срока, отведенного для подачи такого заявления  (п. 2 ст.10 Закона о банкротстве), и вина заключается в том, что из-за пропуска срока подачи заявления возникли обязательства, которые не могут быть удовлетворены, но и не возникли бы, если заявление было бы подано в срок.

Размер субсидиарной ответственности по ст. 9  существенно ниже, чем по п.4 ст.10 Закона о банкротстве, где предусматривается размер субсидиарной ответственности контролирующего лица равным совокупному размеру требований кредиторов, заявленных за реестр, и текущих кредиторов, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника.

Иными словами,  субсидиарная ответственность по ст.9 может и не возникнуть, если не появятся новые обязательства.

Важным  условием  обоснованности заявления о привлечении к субсидиарной ответственности является то, что факт  неплатежеспособности устанавливается в судебном заседании арбитражным судом, также  необходимо наличие доказательств недобросовестности действий руководителя.

Однако есть примеры правоприменительной практики,  в которых  суды общей юрисдикции игнорируют  установленную законом подведомственность (п. 4 ст.399 ГК РФ,  ст.2 и абз.3 п.5 ст.10 Закона о банкротстве, ПП ВАС №35 от 22.06.2006 «о некоторых  процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»), принимают  и рассматривают  заявления от ФНС  о привлечении к субсидиарной ответственности (дело №2-286/2016 от 21.01.2016 Домодедовского районного суда). Подобные решения, по нашему мнению, не являются законными и обоснованными. 

Существует и другая практика, вполне законная и обоснованная, по взысканию расходов на ведение процедуры банкротства и вознаграждения арбитражного управляющего с руководителя организации.  Характерный пример описан в Определении ВС РФ № 83-КГ14-13 от 13.01.2015 года.

Заявителем по делу о банкротстве являлась ИФНС России по г. Брянску.  На основании п.2 Постановления Правительства Российской Федерации от 29 мая 2004 г. N 257 "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве",  взыскание расходов и других платежей,  предусмотренных в ст.59 Закона о банкротстве, было произведено с руководителя должника в полном объеме.

Поскольку Закон о банкротстве не содержит специальной нормы о порядке и способе возмещения указанных выше расходов заявителя в деле о банкротстве, эти расходы надлежит рассматривать как убытки на основании общей нормы ст. 15 ГК РФ.

ВС РФ счел обоснованным тот факт, что  убытки, понесенные заявителем по делу о банкротстве, на основании ПП ВАС №91 от 17.12.2009 года «о порядке погашения расходов по делу о банкротстве,  в связи со взысканием с него арбитражным судом расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, а также на вознаграждение арбитражного управляющего, могут быть взысканы с руководителя должника, признанного банкротом, в том случае, когда он имел возможность выполнить предусмотренную законом обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением должника о несостоятельности (банкротстве), однако не сделал этого.

Об авторе:

Анастасия Лухманова,
Руководитель практики банкротства